04:52 

The Enchanted (1997)

Hollyhock God
«You laughed!» «No, that was just an involuntary snort... of... fondness!»
Книга «Зачарованные» для линейки Подменыши: Грёза вышла под логотипом Года союзника, а значит, должна рассказывать о смертных, тем или иным образом помогающих сверхъестественным созданиям. Ну что ж, по большей части именно это и делает. Это книга о кинейнах, смертных родичах фей, о зачарованных и о смертной стороне жизни подменыша.


Картинки в книгах линейки фей, как правило, хочется распечатать в цвете и повесить на стену: настолько они яркие, красочные и завораживающе прекрасные. Это не мрачная обречённость иллюстраций WtO, не драйв WtA, не застывшие изваяния VtM, не «у-меня-здоровый-ствол» ранних книг HtR и не «о-как-мне-жить-дальше-в-этом-пугающем-мире» поздних. Иллюстрации к книгам CtD, однажды увидев, вы ни за что не спутаете ни с какими другими. Не важна манера художника, не важно, чем и как он рисовал. Это иллюстрации, которые создают тоску по тому, чего никогда не было, и довольно об этом. Если вы видели хоть одну книгу CtD, то вы знаете, чего ждать от остальных.

Автор книги, Стивен Кенсон — самопровозглашённый «профессиональный гик», фрилансер и матёрый графоман. Вообще-то достаточно было бы сказать, что он работал на Green Ronin, придумал True20 и одна из его книг о супергероях, Mutants & Masterminds, получила кучу ENnie и Pen & Paper Fan Award, но я продолжу. Его послужной список огромен. Для White Wolf он написал «Дорогу Королей» для тёмных веков, дхармабук Тысячи шёпотов и книгу традиции Вербена для исправленной редакции. Это только книги, в которых он — единственный автор, а книгам WW, которые он писал в коллективе, несть числа. Именно он убил мумий и катаянов в Time of Judgement. Он писал для Exalted и Aberrant, и принимал участие в написание базовых книг фей, демонов, вампиров для тёмных веков, магов нового Мира Тьмы и мумий, которые рессурекшен. Если и есть на свете Нобиль Фэнтезийных Ролевых Игр, то это Стив Кенсон. Девелопер же «Зачарованных», Ян Лемке, и вовсе не нуждается в представлении.

Введение: Письмо домой начинается с письма девочки Сары своему брату Эрику. Сара по примеру Алисы побежала за кроликом, который пропал, а потом она увидела симпатичного парня с кроличьими ушами. Парень — его звали Багз — сказал, что сбежал из лаборатории, которая занималась генетическими экспериментами по скрещиванию людей и животных, а потом столкнулся с ведьмой, которая прокляла его навечно застрять между человеческой и животной своей половиной, и что существует племя кровожадных веркроликов, которые любят есть людей, но он этим не занимается. Только Сара начала ему верить, как появилась Лисп, «высокая, бледная и одетая так, будто пришла с похорон». Она рассказала (шёпотом) девочке правду о феях и о том, что в ней течёт фейская кровь. В письме Сара просит брата не беспокоиться о ней, она всего лишь решила остаться жить во фригольде с самым настоящим герцогом. Заканчивается фикшен письмом доктора Старка. Доктор Антон Старк — пасхалка для тех, кто внимательно читал приложение к основной вниге линейки, знаменитый даунтейн, психиатр, автор книги «Химеры: Жизнь в Наших Грезах». Он пишет родителям Сары, что письмо их дочери говорит о сложных галлюцинациях. Оба письма написаны очень атмосферно, и стиль маленькой девочки и опытного психиатра, как и положено, разнятся как день и ночь.

Завершается введение рекордно коротким — всего два абзаца! — разделом «О чём эта книга», и чуть более длинными параграфами о теме (смертность) и настроении (удивление и новизна). Ни одного лишнего слова, никаких малоосмысленных рассуждений. Если вообще писать вводную главу, то её нужно писать именно так.

Глава первая: Кит и Кин начинается с раздела об истории кинейнов, смертных, в жилах которых течёт кровь фей. Кинейны появились ещё в Мифическую Эру, когда страстная натура толкала фей в объятья смертных. От этих союзов рождались дети, по венам которых тёк гламур. Потом союзы смертных и фей встречались всё реже, и наконец пришёл Раскол. Простолюдины укрылись в человеческих телах, но оказалось, что дети их смертных обличий порой несли в себе частицу наследия фей, и их дети, и дети их детей.

Раздел об истории сменяется разделом о современности. Примерно 15-20% детей от союза подменыша и смертного — подменыши, и примерно 40-50% детей от союза двух подменышей. Остальные кинейны. Конечно, кровь фей — таинственная и загадочная штука, и она может пропустить поколение или даже два. Но и эти смертные — родичи фей, и у них могут родиться кинейны или, что гораздо реже, подменыши. Таким образом, точное количество людей с кровью фей неизвестно, но ясно, что оно необычайно велико. Несмотря на то, что у кинейнов нет облика феи, их возраст, как и у подменышей, определяет их смертное обличье (childling, wilder и gramp), от которого, в свою очередь, зависят такие характеристики, как начальный гламур, банальность и сила воли.

Кроме того, у кинейнов есть физические признаки наличия крови фей, так называемые Метки (Marks). Они показывают, к какому киту подменышей родичи фей ближе всего, и чем сильнее в кинейне кровь фей, тем сильнее проявляются Метки, по которым подменыши их и признают. К примеру, Метка кинейна ши может проявляться в невероятной красоте, а Метка кинейна пака — в чертах лица, похожих на какое-нибудь животное. Порой Метка даже может стать серьёзным игромеханическим недостатком, а бывает, что в кинейне сочетаются Метки нескольких китов. Слово sluagh в этом разделе четыре раза было написано с ошибкой, но это его единственный недостаток.

Следующий раздел называется «Быть кинейном». Если мы вспомним книгу гулей, книгу медиумов или раздел, посвящённый свидетелям в Hunter Player's Guide, то догадаемся, что быть кинейном в мире готик-панка зачастую отстойнее, чем быть подменышем. И действительно, раздел начинается с декларации того, что кинейны ещё сильнее застряли между двумя мирами, чем их фейская родня. Я не читала Kinfolk: Unsung Heroes и Ascension's Right Hand, но интуиция подсказывает мне, что и там я нашла бы нечто подобное. Дальше раздел стращает нас кинейновскими ограничениями: у них не может быть больше гламура, чем точек в дополнении Кровь фей, они могут либо получать его в дар от фей, либо прибегать к Епифании Восторга (сложность выше на единицу, чем для подменышей). Вдобавок природа кинейнов такова, что любой подменыш может походя провести над ними Опустошение. То бишь гламур у них могут отобрать — это просто, как завязать шнурки, для этого даже не нужно близкое знакомство. Ещё они могут использовать Остатки. После этого положительный ответ на вопрос, могут ли кинейны учиться фейскому колдовству, если найдут учителей, выглядит достаточно забавно. Если кинейн и знает Искусства фей, то пользуется ими максимально экономно и по делу. Прикосновение холодного железа не причиняет им дискомфорта, но отнимает гламур при ранении. Уже представили себе кинейна-охотника на фей? А толпу кинейнов с кинжалами из холодного железа, охраняющих неблагого лорда? Ну, теперь точно представили.

Дальше приводятся правила по зачарованию кинейнов. Для этого не нужны токены, нужна лишь трата пункта временного гламура и бросок гламура подменыша по сложности, равной уровню банальности кинейна минус уровень дополнения Кровь фей (минимальная сложность броска равна 2). Достаточно одного успеха, и кинейн зачарован. Сколько дней он будет зачарован? Формула такова: 7 минус банальность плюс уровень дополнения Кровь фей (минимум один день). и это за каждый потраченный пункт временного гламура. Думаю, уже понятно, что это дополнение — важная штука.

Признайтесь, вы уже вспомнили второредакционный кроссоверный мерит Fairy Affinity из многочисленных линеек? А вот и фигушки, персонажи с этим достоинством — не кинейны. Это результат древних пактов и клятв между феями и смертными или супернатуралами. Подменыш распознает персонажа с этим достоинством при успешном броске проницательности по сложности 6. Эти персонажи тоже видят облик фей, но без всяких бросков. Зачаровывается персонаж по тем же правилам, что и кинейны, но! Их нельзя зачаровать против воли, это нарушение древних пактов. Тот, кто сделает это, становится клятвопреступником.

Глава вторая: Зачарованные начинается, как ни странно, с красивого фикшена, посвящённого зачарованию смертного музыканта. А вот дальше следует шедевральнейший вопрос, сравнимый по значению с Главным вопросом жизни, вселенной и всего остального. А зачем, собственно, зачаровывать смертных?


Так-то. Авторы вампирских книжек ломали себе голову над тем, как придумать персонажам мотивацию, если и маскарад, и отчаяние, и всё хреново, а Стив Кенсон невозмутимо поправил очки и написал именно это. Потому что можем! Должны же феи как-то развлекаться. Это только в нынешних сказках феи — Добрый Народ, а вот страшные истории, которые в давние времена вполголоса рассказывали у очага, говорили иное. Но это не единственная возможная причина для того, чтобы ввести смертного в свой мир. Дети могут зачаровывать своих родителей, а родители — детей, можно зачаровать друга или возлюбленного, а ещё — врага, чтобы играть с ним по собственным правилам. Кроме того, можно надеяться, что после окончания зачарования смертный станет чуть креативнее. Это феи называют «посадить зёрнышко Весны».

Так как же можно зачаровать? Есть, конечно же, механика корбука, но эта немного от неё отличается. Коротко говоря, есть два способа. Можно подарить токен, наполненный гламуром предмет. Но есть быстрый и грязный способ — насильственное зачарование, для этого подменышу нужно одолеть банальность цели при помощи собственного гламура. Такое зачарование работает не так долго, как «нормальное», с токенами, но подменышу обычно хватает.

Итак, токены. Годится любая собственноручно приготовленная еда и почти любой предмет, главное, чтобы он принадлежал самому подменышу и не был, скажем, украден. Приготовление токена занимает некоторое время и трату временного гламура. Смертного трудно зачаровать против его воли, но без ведома — запросто. К примеру, можно кинуть что-нибудь со словами «Лови!» — и это будет считаться принятием дара. У подменышей есть множество трюков, связанных с токенами. Легенды о том, что нельзя есть еду из царства фей, несут в себе здравое зерно.

А что делать, когда на возню с токенами нет времени? Просто тратим пункт временного гламура и делаем бросок гламура подменыша против банальности цели (если у него при себе есть нечто, сделанное из холодного железа, сложность увеличивается на единицу). Достаточно одного успеха. Обычно такое зачарование длится около часа, но высокая банальность цели может уменьшить это время, а низкая — увеличить. Подменыши не пользуются этим способом постоянно, поскольку гламур в наши дни — редкий и ценный ресурс, и в случае с токенами его, хм, эффективность гораздо выше.

Нетрудно заметить, что новые правила зачарования на порядок проще, удобнее и логичнее прежних. Я всегда считала корбуковское «Обращение к Вирду» на редкость странной штукой. Ну обратился подменыш к присущей ему банальности, ну сделал он реальный свой облик феи. Верю. А как при помощи своей банальности он делает реальными химерические предметы и химер? Кроме того, механика насильственного зачарования заменяет громоздкую механику «горестного удара» и «зачарованного удара». Одно-единственное правило, один бросок заменяет долгие раздумья по поводу того, сделать ли реальным свой палаш, или себя с палашом, или затащить противника в родную химерическую реальность.

Ещё одна роскошная фраза Стива Кенсона, которую я перевожу как «Зачарование может быть хорошим приходом или плохим приходом, но это всегда приход». Если подменышу удалось зачаровать пребанальнейшего технократа или там человека осени, то их банальность обернётся против них самих. Высокая банальность просто не позволяет их разуму справиться с химерическими реалиями. Рассказчик делает бросок банальности зачарованного со сложностью 10. Каждый успех даёт уровень Бедлама. Причём броски кумулятивные. Если во время одного зачарования несчастный получил первый порог Бедлама, а потом был зачарован ещё раз, то он снова делает бросок, каждый успех которого уведёт разум цели ещё дальше. Однако как только зачарование заканчивается и память некогда зачарованного укрывают Туманы, эффект сумасшествия проходит.

После ещё одной порции рассуждений о том, для чего можно применить зачарование (в ходе которой мы узнаем и правила зачарования животных), Кенсон переходит к самому интересному — к супернатуралам. Суть изложена в табличке:

Вампиры
Кровь подменыша — токен, и каждый пункт крови зачаровывает вампира на час, со всеми последствиями. Потом вампир делает бросок Смелости по сложности 3+количество выпитых пунктов крови. Неудача приводит вампира на второй порог Бедлама, провал — на третий, и вампир получает психоз. Вампиры клана Малкавиан иммунны к негативным эффектам поглощения крови подменышей.
ВервольфыПодменыш может зачаровать любого Гару, которого видит, всего лишь тратой временного гламура, без всяких бросков. Зачарование длится вдвое дольше обычного (два дня за каждый потраченный пункт гламура). Гару иммунны к Бедламу и к тому, чтобы стать Dream-struck.
МагиСила Истинной Магии такова, что маги могут сопротивляться зачарованию броском силы воли по сложности 7. Ему нужно набрать по одному успеху за каждый пункт гламура, который подменыш использовал для его зачарования.

Если с вампирами в более поздних книгах всё обстоит примерно так же, то ситуация с вервольфами и магами изменилась в «Книге забытых грёз». Вервольфов уже нельзя зачаровывать читерски, без броска. А бросок магов на сопротивление зачарованию имеет уже сложность 8.

После параграфа о людях-рабах (рабство официально запрещено в Конкордии королевским эдиктом) мы видим раздел о том, как зачарованные становятся ушибленными... простите, Dream-struck. Это такой специальный Бедлам для зачарованных. Даже есть классические пороги: так себе, плохо, ужасно. Дальше нас ждёт расширенное описание Епифаний (только двух, Опустошения и Восторга), а также описание взглядов представителей различных китов и Домов на зачарование.

Следующая глава, посвящённая жизни подменыша, вызвала у меня смешанные чувства. С одной стороны, она невероятно хорошо написана. С другой, к теме книги она практически не относится, несмотря на попытки упомянуть о «теме смертности» и всём таком. Думаю, Кенсон написал эту шикарную главу для корбука, но туда она просто не поместилась, и тогда его попросили написать отдельную книгу. Итак, глава третья: Вращение колеса архиполезна. Это «всё, что вы хотели знать о подменышах, но не знали, где посмотреть». Двадцать одна страница текста, отвечающая на вопросы вроде «чем же, блин, они занимаются?» Детство, отрочество, зрелость. Как подменыши обретают Истинные Имена. Как происходит смена смертного обличья. Традиции и обыкновения, всё, от кризалиса подменыша до его поминок. Если вам нравится сама идея линейки, но нет ни малейшего представления о том, как сделать CtD играбельной, вам необходимо прочесть эту главу, и всё станет на свои места.

Глава четвёртая: Персонажи-кинейны посвящена правилам создания персонажа с Кровью фей. На странице 67, кстати, опечатка: сказано, что кинейн получает 15 свободных очков, тогда как на самом деле правильное число 21. В примерах создания персонажа используется верное значение. Дополнения кинейнов включают в себя союзников, славу, влияние, приятеля-химеру, Остатки (вещицы, наполненные гламуром), ментора-фею и знаменитую Кровь фей. Кроме того, есть дополнение Feth Fiada, которое означает, что Туманы окутывают разум тех, кто сталкивался с кинейном, его просто забывают. Мне очень понравилась идея этого дополнения, которое, по сути, служит палкой о двух концах: с одной стороны, преследователям чертовски трудно напасть на след этого персонажа, с другой, он в некотором роде отрезан от смертного общества. Наконец, последнее дополнение — Проницательность, который подменыши берут как талант. Однако по ошибке талант Проницательность забыли убрать из чарника кинейна. Кроме того, в главе приведены Дары фей (Fae Gift), которые по сути являются достоинствами, но ограничены уровнем дополнения Кровь фей, новые недостатки и правила по фейскому колдовству для кинейна. Да, уровни Искусств и Областей ограничены уровнем дополнения Кровь фей, а как вы догадались?

Наконец, Глава пятая: Повествование просветит читателя по поводу того, как ввести в хронику зачарованного смертного или кинейна, описывает четверых знаменитых зачарованных, включая Томаса-Рифмача, и пять шаблонов персонажей.

Вердикт: Вы только знакомитесь с линейкой CtD? Можете начать с этой книги. Нужны идеи по зачарованным смертным для вашей хроники? Она даст вам всё, что нужно. Мечтаете о кроссовере вашей любимой линейки с феями? Вам будут очень полезны «Зачарованные». Как известно, даже среди Моколе попадаются кинейны с кровью эшу, чего уж говорить о существах менее редких, чем веррептилии. В этой книге есть добро, любовь и сказка. Вдобавок это отличный рулбук!

@темы: обзоры, обзоры!, овод

URL
Комментарии
2010-12-04 в 13:53 

Еще раз повторюсь, что обзор очень хорош).
Не удержался и сел перевести раздел о Зиме из третьей главы).

URL
2010-12-04 в 15:24 

Hollyhock God
«You laughed!» «No, that was just an involuntary snort... of... fondness!»
Не обзор хорош, а книга хороша :vv: такую читаешь и просто душа радуется.

URL
2011-03-30 в 14:38 

Хм... Я так подозреваю, Fairy Affinity - это "благосклонность фей"... А как насчет "крови фей" из маговского корбука? Там прямым текстом написвно, что персонаж с точки зрения фей считается кинейном...

URL
2011-03-30 в 19:57 

Hollyhock God
«You laughed!» «No, that was just an involuntary snort... of... fondness!»
Гость, up to Storyteller. Я бы увеличила стоимость такого мерита при кроссовере с подменышами.

URL
   

Святилище Бога Штокрозы

главная